Рецензия на книгу Стыкалина А. С. «Венгерский кризис 1956 года в исторической ретроспективе»

В конце 2016 года внимание читателей в очередной раз привлекло издательство Университета Дмитрия Пожарского, представившего на суд публике ещё одну книгу из серии «Холодная война» за авторством историка А. С. Стыкалина под названием «Венгерский кризис 1956 года в исторической ретроспективе». Момент, который был выбран для издания этого труда, был подобран исключительно верно, ведь 2016-ый, да и нынешний 2017-ый год, остро актуализировали события Будапештской весны на фоне череды юбилеев, связанных с Советским Союзом – государством, действия которого весной 1956 года привели к появлению одной из самых кровавых страниц в истории российско-венгерских отношений. Стоит отметить, что данное произведение – не первый труд А. С. Стыкалина, а итог длительной работы учёного, ведь книга продолжает и развивает тему, разработке которой была посвящена его монография 2003 года «Прерванная революция. Венгерский кризис 1956 года и политика Москвы».

Структурно книга «Венгерский кризис 1956 года в исторической ретроспективе» – сборник, состоящий из 15 очерков, каждый из которых акцентирует внимание читателя на одном из множества важнейших событий, явлений, персоналий, сообществ, мнений экспертов того времени и дня сегодняшнего, важных при анализе исследуемого исторического события. Повествование начинается с небольшого эссе венгерского историка Яноша М. Райнера – коллеги Стыкалина, рассказывающего о том, сколь важное место занимает 1956 год в исторической памяти сегодняшних венгров, и отвечающего на вопрос о том, почему к событиям того времени так часто обращаются венгерские политики в процессе борьбы за власть и гражданское общество в процессе отстаивания своих интересов.

Интересным является представленный автором анализ того, каким образом кризис 1956 года помог Юрию Андропову, занимавшему на тот момент «пусть не тупиковую, но не слишком перспективную» должность советского посла в Венгрии, сделать головокружительный карьерный взлёт и попасть впоследствии в кремлёвскую элиту. Параллельно Стыкалин детально изучает то, каким образом вел себя президиум ЦК КПСС в процессе поиска путей разрешения венгерского кризиса, наложившегося на сложную внешнеполитическую обстановку.

«Выявление характера любого массового движения предполагает постановку вопроса о его движущих силах, который начал обсуждаться неравнодушными наблюдателями буквально со второго дня венгерских событий». Немаловажной частью тогдашних движущих сил стало журналистское сообщество. Размышляя о нём, автор подмечает, что оно, бесспорно, – часть интеллигенции того времени, сумевшей через письменные свидетельства донести до нас атмосферу «будапештской осени», передать

нам важную информацию о том, каким было венгерское общество, что его беспокоило в наибольшей степени и к чему оно стремилось, когда принимало участие в восстании. Мы убеждаемся, что два противоборствовавших до кризиса журналистских крыла – охранительно-сталинистское и реформ-коммунистическое – в период революции реорганизуются и приобретают черты истинного плюрализма благодаря тому, что на несколько дней сумели выбраться из оков цензуры, деидеологизироваться и стать по-настоящему свободными. СМИ стали тем «рупором», который сумел призвать общество к объединению за венгерскую независимость, самостоятельный выбор пути развития и выстраивание будущего, не предопределённого никем, кроме самих венгров.

На фоне разрядки напряжённости в международных отношениях летом 1956 года были снесены ранее установленные технические ограждения на западе страны – австро-венгерской границе. Чуть позже, в условиях кризиса это позволило многим венграм покинуть страну. Исход же населения из страны был настолько большим, что породил целый скоп проблем: для Австрии — гуманитарного характера, для самой Венгрии – экономического, за счёт потери молодых работоспособных, активных, обладающих различной профессиональной подготовкой людей. Без беженцев не осталась и социалистическая Югославия, которая также была вынуждена принять множество венгров, бежавших из страны. Автор, приводя множество цифр, наглядно отражающих масштабы исхода, описывая то, как соседи принимали эмигрантов, анализируя совокупность последствий этого явления, акцентирует внимание читателя на том, сколь по-разному две страны разрешали эту проблему.

А что же во время событий венгерского кризиса происходило с общественным мнением в СССР, точнее, как воспринимало советское общество происходящее в дружественной стране? Обращаясь к вопросу о реакции на венгерские события в Советском Союзе, Стыкалин формирует для нас образ идеологического закрепощения, царившего в СССР в то время. На фоне этого неудивительным является то, что автор рассказывает об ужаснейшем недоинформировании советских граждан о событиях в Будапеште. Апеллируя к успехам пропагандистской машины Суслова, он заключает, что советское общество в целом восприняло действия СССР в Венгрии как борьбу с ревизионистами, примкнувшим к Западу и попытавшимся «поджечь» советский лагерь изнутри. Однако Стыкалин доводит до читателя, что всё же «пророки в своём отечестве» были, «не все поддались соблазну пойти по легчайшему пути принятия готовых идеологических клише».

Осталось ответить всего лишь на один вопрос — что из всего этого можно почерпнуть? Чему нас поучает эта книга? Ответ, как всегда, лежит на поверхности.

Историк Стыкалин, мастерски рассказывая нам о тех событиях, даёт возможность ещё раз задуматься над тем, как не допустить повторения старых ошибок. Речь здесь, конечно же, идёт о неприменении так называемой «жёсткой силы». За примером её использования из дня сегодняшнего далеко ходить не надо, он неподалёку, у границы России – в соседней Украине. Кризис на востоке «Незалежной» во многом перекликается с происходившим шесть десятилетий назад: Донбасс пытается получить свободу волеизъявления, добиться учёта своих интересов; власть силой пытается подавить сопротивление; налицо гуманитарная катастрофа и исход населения; общество расколото; в Украине во всю «пыхтит» пропагандистская машина, затуманивающая глаза общественному мнению. И этому, уж точно, нет никакого оправдания.

Разрушая советские памятники, украинские власти не замечают того, что, на самом деле, они не дистанцируются от «поработительского» советского строя. Украина использует ошибочные силовые методы из «ненавистного» советского прошлого, которые ныне осуждаются во всех без исключения странах мира. Мы видим, как государство, борясь с частью своей же истории – тоталитарным режимом СССР, само использует диктаторские, репрессивные методы. Такую двойственность украинской власти, пусть и клишировано, можно в очередной раз назвать политикой двойных стандартов.

Итог сегодняшних событий на Украине предсказать сложно. Однако, благодаря А. С. Стыкалину, через «Венгерский кризис 1956 года в исторической ретроспективе» можно поразмышлять о том, как не подобает вести себя современному государству.

Приятного чтения!

Венгерский кризис 1956 года в исторической ретроспективе [Текст] / А. С. Стыкалин ; Российская акад. наук, Ин-т славяноведения, Ун-т Дмитрия Пожарского. — Москва : Ун-т Дмитрия Пожарского, 2016. — 719 с.

Автор рецензии

Данила Борисов, политолог

Поделиться этой записью...

Добавить комментарий